Серафим Чаркин – об автопортрете Хруща

Интервью с художником Серафимом Чаркиным

Валентин Хрущ - Портрет - "Автопортрет"Небольшая предыстория.

Коллекционер живописи, Сергей Костин, приобрел необычный автопортрет кисти Хруща.

Когда была его большая ретроспективная выставка, Костин получил несколько странных рецензий – мол, это фальшак, не мог Хрущ написать это…

Что ж за автопортрет такой?

За ответами на вопрос мы отправились к экс-обладателю портрета, тоже художнику.

Ну, начнем с того, что это и правда удачная работа. Она очень раскованная, небрежная, и выделяется на фоне остальных, более канонических, ранних и «собранных» автопортретов, и в меньшей степени под влиянием Луи Ленена.

Хрущ написал себя нарочито ассимметричным, лишь слегка на себя похожим и как бы невзначай отразил по сути дела две свои ипостаси. Первую, аполлоническую, чуть грустную, углубленную в себя, спокойную и ясную – это созерцатель и как бы свидетель происходящего, в чем-то даже иконописный. И вторую ипостась – дионисийскую, буйную и хаотичную, экспериментатора и авантюриста – в левой половине своего лица.

Портрет оказался настолько хорош, что был куплен другим художником, человеком с хорошим вкусом – Серафимом Чаркиным. Куплен был, едва высохла краска!

В подтверждение этих любопытных событий мы отправились к художнику, и он рассказал об истории покупки автопортрета у Хруща.

Фотография Серафима Чаркина«С Валей мы дружили очень давно. Часто бывал у него в гостях.

Хижина была странная – кроватей не было, только качалки, пустынность во всем. Стихийное убежище. Где-то жена его сидит, вяжет или вышивает.

И я помню мальчишку – Диму. Когда еще маленький был…

На столе – чайник, чайница, Валик любил крепкую заварку с конфетами. И иногда курил, табак хороший, ароматный.

Ну, я-то выборочно его любил – он разные вещи пробовал в рисунке, в живописи, а я просто как художник с интересом наблюдал и полагаю, что нечто общее у нас с ним было.

Прихожу – зима, холод. Валик качается в качалке в какой-то наполовину печали, наполовину – в не-поймешь чем… Я по стенам взглядом бегаю – что нового.

– Ой, Валик, это ты?!
– Да, автопортрет сделал…
– Ой, слушай… Слушай, продай!
Думал, что Валя откажет.
– Сколько дашь?
– Ну, вот столько-то… (Денег было мало тогда, у всех нас).

Ну, я принес к тому же какие-то продукты, немножко пообедать, посидеть. Мне было ужасно неловко: портрет-то уровня Пампиду! Вот просто влюбился в него, и все. Ну правда, денег тогда у нас всех не было…

Дрожащими руками забрал автопортрет. Повесил у себя. Глаз не мог оторвать.

Рамы были роскошные у него, у Вали.

И до сих пор этот автопортрет у меня висел, я смотрел на него и думал – самый, самый лучший это его автопортрет!

Некоторые увидели его и почему-то начали говорить, что, мол, это не Хрущ.

Но откуда это мнение?

Это зависть. Просто зависть, вот что я думаю.

Из всех автопортретов это самый лучший.

Конечно, под влиянием французских художников.

Но – самая лучшая вещь, и я никогда не хотел его отдавать…

Валя всегда помнил об этом портрете.

Жаль, что тогда он не приехал на выставку, и не видел как здорово она висела, в хорошей раме, в экспозиции.

Валя был авантюрист, крутой хлопец… Непредсказуемый».

Фотография Жарковой Юлии

Записала Юлия ЖАРКОВА