Оттенки серебра

Этот небольшой эпизод из жизни одесского художника однажды открыл мне новое отношение к still leben и nature morte.

Рыба в миске. Фото В. Хруща. Архив В.Рябченко

Мне тогда было совсем мало — лет 9, и мы с мамой были на свидании с Великим (было принято о стОящих вещах рассказывать мне торжественно и относиться благоговейно). А дело в том, что мы пришли не просто в гости к художнику Валентину Хрущу, — мы пришли к нему в тот момент, когда он готовил кефаль. И это был ритуал совершенно неповторимый по красоте и голландскости, по разнообразию скользящих бликов вкупе с морскими ароматами.

Итак, Хрущ открыл нам дверь в белой рубахе, небрежно, но галантно пригласил жестом. На огромном деревянном столе веранды в центре красивого фарфорового блюда лежали рыбины таких оттенков, что помню, у меня даже тогда немного закружилась голова и кажется подкосились ноги.

В. Хрущ, «Рыбки», 2000 г., б/см.т., 20,3 х 29,6, Б/см.т. Одесса, Галерея NT-Art

Это был не просто свежий перламутр, это был перламутр словно бы усиленный сверкающей пылью и какими-то сумасшедшими неоновыми оттенками, которые переливались через невидимые грани, как драгоценные камни. Кефаль к тому же обладала очень изысканной, законченной формой тела. В кефали как в явлении природы, было и правда чудесное слияние красоты очертаний скульптурного рода и какая-то непередаваемая феерия по цвету. Помню что после долгого молчания, не вслушиваясь в разговоры взрослых, я наконец спросила, как можно готовить такое слишком красивое нечто.

Хрущ, усмехаясь, ответил что-то вроде, мол, он таким образом накажет рыбку за ее исключительную внешность.

Работа Валентина Хруща - «Сычавка»Потому что нельзя, потому что нельзяяяя, потому что нельзя быть на свете КРАСИВОЙ ТАКОЙ.

P. S. Запеченная кефаль на вкус была не хуже, чем с виду. Взрослые еще и пили вино из фужеров из старинного стекла со Староконки. А мы с сыном Валентина, Димой, играли во дворе в какие-то, как помню, смешные и увлекательные игры — в смерть и загробный мир.

P. P. S. Кто знает, — может я никогда не постигну столь глубоко красоту дохлых куропаток и прочей дичи, а также вмешательство английской красной в куски баранины на полотнах голландцев — но уж красоту черноморских рыбок я чувствую, вижу и понимаю издалека, и на репродукции, и наяву, и во сне…

Юлия ЖАРКОВА

Дымок души

"Софора". Фото Ю.ЖарковойЭтот термин придумала не я, а Владимир Набоков, но мне он показался точным определением того неуловимого, что вот даже сейчас так трудно мне сказать — а сказать очень хочется…

Ну это некий особо густой, тонкоблагоуханный воздух возле людей или в особо красивых местах. Или вокруг особо странных красивых предметов. Например, гуляешь после заката в осеннем парке бесцельно и все вместе сливается в практически нетранслируемое переживание красоты визуальной, обонятельной и этот нежных хруст засохших лиственных хребтов — но есть ещё нечто, и порой тебе везёт и есть некто вроде проводника, сталкера в этот экстатически прекрасный мир. С таким проводником хорошо не только обсудить происходящее, но и помолчать…

Одним из таких проводников был Валентин Хрущ, а его дымок был и физическим весьма — он курил трубку и она была частью его сути. То что он мог говорить гуляя с кем-то по улицам, паркам или у моря — было неким продолжением зримых и по-всякому ощущаемых образов. Почему-то мне кажется в этом всем большое смирение: то есть умение не мешать пространству взаимодействовать с тобой.

Коллаж Леси ЛучкоНо я эту тему продолжу, а пока что немного отвлекусь и расскажу про молодую художницу, Лесю Лучко, которая к тому же художник-постановщик спектакля «Коняги». Мы встретились в сентябре на закате у моря и цвет воды был бледно-розовым, с теплым сиреневым оттенком, а ветки софоры в контражуре превращали отдельно взятый ракурс в каллиграфический рисунок на шелке. Потом мы шли босиком по остывающему асфальту и вглядывались в румяное темнеющее небо, временами темно-золотое между зелеными еще листьями тополей. Леся уехала в Каменец-Подольский, в Одессе долго стояло замершее лето. Когда наступили холода и Леся выложила в интернете фото работ и просто происходящего вокруг, я снова уловила дымок души.

На сей раз это нечто совершенно иное — что меня и вдохновило. Я не могу удержаться и делюсь этими драгоценностями. Мне очень жаль что Валентин Хрущ не может сегодня сказать о своих сокровенных чувствах, которые он бы испытал, разглядывая творчество Леси. Но я полагаю, что он счастлив что мы обладаем такой возможностью на данный момент.

Юлия ЖАРКОВА

Обновление на сайте: новое видео

Памяти Валентина Хруща

Подборка видеохроники для выставки к 75-летию Валентина Хруща в Музее археологии и краеведения г.Дубны, 2018 год.

  • Blow up Валентина Хруща, памяти художника, 2013 год.
  • В мастерской, Кимры, осень 2001 года. Интервью для «Студии 7» (Дубна).
  • Выставка в Доме ученых (Дубна Московской области), осень 2001 года — новостные сюжеты «Студии 7» и ДубТВ.
  • Последняя поездка в Одессу, Валентин Хрущ рисует, сентябрь 2005 года.
  • Установка мозаичной иконы над входом в Никольский храм в селе Каюрово Кимрского района Тверской области. Автор мозаики — Дмитрий Хрущ (сын художника). Октябрь 2006 года.

Источники: Видеоканал Ирины Алексеевой

Все видео

Обновление на сайте: новые фотографии

Фотографии из жизни художника

На нашем сайте добавлены новые фотография с художником Валентином Хрущом:

Все фотографии

Феликс Кохрихт — о потомках Валентина Хруща

Кохрихт Феликс и семья ХрущейЭтим летом в Одессу приезжал сын Валентина Хруща, Дмитрий, и его семья. Жена Елена, дети Дарья и Авив. Старшая дочь осталась дома, в Израиле. О встрече с ними — короткое поэтическое эссе Феликса Кохрихта.

Авив Хрущ — полуторагодовалый мальчуган. На снимке Авив — на иврите -«весенний», сидит на коленях папы — Дмитрия Хруща, рядом со мной — его мама Алена, а сестра Дарья фотографирует нас, стараясь, чтобы в объектив айфона попали хотя бы две из трех работ ее деда, висящие на стене нашей квартиры…

Если бы Валик услышал, как я его только что назвал… Да и Вику бабушкой себе не представляю. Поэт (не поэтесса) и художник вспоминаются молодыми, тем более,что уехали из Одессы давно. Дима, которого я помню пацанчиком, унаследовал от отца главное — уважение к материалу и инструментам, и это, вероятно, и определило выбор профессии — в искусстве и в ремесле. Он — мастер мозаичных композиций, работает с древнейшим материалом в древнейшей стране: в Израиле мозаики украшают античные раритеты археологических раскопок, храмы разных конфессий и сегодня украшают современные здания и парки. В последнее время Дмитрий Хрущ все больше создает объекты, в которых сочетаются стекло, мозаика, камни, он выходит за границы жанра и это — все интереснее…

Вика и Дима уехали в Израиль в 1992 году. Там он встретился с Аленой и они вместе с 17 лет. Удивительно: учились в одной одесской школе и не были знакомы… Алена — операционная сестра в отделении реанимации — и это при трех детях. Да еще — продвинутая йогиня и под ее руководством Дима выполняет замысловатые асаны. Дима по военной профессии — спасатель-пожарник, прошел несколько войн. Когда родилась первая дочь, он был на фронте. Сейчас ей 20 и она — младший лейтенант Армии обороны Израиля. Пятнадцатилетняя Дарья — школьница, и славный Авив, с которого мы начали знакомство с Хрущиками — потомками Хруща. Второго сентября они пришли на церемонию открытия Звезды Валентина Хруща на аллее, где увековечена память о выдающихся одесситах. Знаменательно, что эта аллея на Ланжероновской скоро подойдет к зданию Оперного театра, на заборе у которого много лет назад Сычик (Слава Сычев) и Хрущик повесили свои работы и тем самым открыли чуть ли не первую в СССР несанкционированную выставку, которая вошла в историю Нового искусства Одессы. Об этом Авиву еще предстоит узнать.