Словарь нон-конформиста

Новый год у Хруща. Фото В. Рябченко

Мне удалось вспомнить кое-что из детства, те слова, которыми пересыпали взрослые, говоря о жизни, об искусстве и вообще.

Речь пойдет о классовой прослойке известной как «художник-нон-конформист из Одессы».

Но я нуждаюсь в расширении этого словаря!

Есть ощущение, что таких словечек намного больше, чем пришло на ум. Итак:

  • Беспредел — в любых контекстах, когда речь заходит о нестабильности и любых видах беспорядков.
  • Вздрогнуть — выпить (как правило, порцию крепкого напитка)
  • Втирать — убеждать, много говорить о своем.
  • Гнать — «ну что ты гонишь», «вот он гонит» — нести околесицу, сочинять, либо сильно преувеличивать.
  • Дать в дюндель — дать в голову.
  • Заведение — винарка.
  • Красить — «Ну ты нормально красишь, старик!» (См. также *старик, *мазать)
  • Мазатьсм. «Красить«.
  • Нищак — эквивалент хиповского «ништяк» — нечто небольшое, но ценное, миленькое. Или общее приятное состояние.
  • Отмазаться — как правило, отмазаться от милиции или от армии. Отмазка — отговорка.
  • Отмотать — эквивалент «отсидеть в тюрьме».
  • Покоцанный — побитый (речь о неживом предмете)
  • Прикоцанный — нарядный, франт
  • Подкатить — ухаживать за девушкой. Или кому-то попытаться *»упасть на уши» и *втирать».
  • Прикид — наряд
  • Примазаться — незаметно примкнуть к компании, в которую тебя не звали
  • Приколоться — пошутить
  • Посвистеть — поговорить
  • Прихвостень — не особо уважающий себя *штымп, который повсюду сопровождает более харизматичную личность и во всем поддакивает.
  • Работа — так говорилось о живописи, графике, гравюрах, керамике, скульптуре.
  • СВ — свежеворованный (чай, табак, шоколад и т.д.) Так назывался товар, привезенный моряками, который они списывали с судна и из-под полы продавали.
  • Старик — традиционное, дружеское обращение к любому художнику мужского пола начиная с 17 лет.
  • Стрелка — спланированная встреча с другим человеком или группой людей.
  • Упасть на уши — атаковать собеседника не очень интересными для него рассказами.
  • Фузз или «мыло» — плохая, грязных оттенков живопись.
  • Халтура — любая подработка или заказ, вне зависимости от ценности.
  • Штымп — не внушающая доверия личность.
  • Шузы — обувь.

P. S. Важная ремарка от сына художника, Дмитрия Хруща.

Кира Георгиевна Муратова не раз предлагала Вале Хрущу сняться в её кино. Не будем уточнять здесь из уважения к памяти выдающегося режиссера, что ей доводилось слушать в ответ! Если очень мягко, то — «Нет, Кирочка». Далее непереводимая игра слов. А ведь это был бы самый крутой фильм Муратовой!

Юлия ЖАРКОВА

Обновление на сайте: новые работы

Коллекция семьи Костиных

На нашем сайте добавлены фотографии работ Валентина Хруща из коллекции семьи Костиных («Галерея Ника»)

Смотреть всю галерею

Ануфриев vs Хрущ

Валентин Хрущ возле своей работы.

Нет, ни в коем случае не конфронтация, — просто две группировки художников в Одессе, в 60-е и позже…

Итак, Одесса ренессансная, хрущевско-оттепельная, рок-н-ролльная. На сто процентов отвергнутые тогдашним обществом военных, запуганных горожан и «слуг народа» — художники-нонконформисты. Они бродили по Староконке, скупая древности, пьянствовали и распивали кофе с бубликами, причем чаще чем бублики, были те самые дырки от них, а вареная колбаса была дефицитом.

Одесские художники с Валентином Хрущом и Александром Ануфриевым

На Щепкина жили двое — Рита и Саша Ануфриевы. Рита была красавицей, спортсменкой, художницей, музой Саши. Саша был невероятно веселым, талантливым, счастливым несмотря на полную невостребованность в официальных кругах, его обожали друзья и они вместе сходили с ума, ночами спорили на философские темы, читали антисоветчину, курили табак, пили алкоголь, танцевали под роллингов и битлов на «костях» (самопальных пластинках из рентгеновских снимков, прим. авт.)

Им было лет по 19-20, когда к ним пришел 17-летний парень, со смуглым лицом и шелковистыми темно-каштановыми волосами… Он вежливо выразил восхищение новым работами Ануфриева. Но не стал их завсегдатаем. Хотя и стал из близким другом. Об этом — в следующем тексте…

Юлия ЖАРКОВА

Оттенки серебра

Этот небольшой эпизод из жизни одесского художника однажды открыл мне новое отношение к still leben и nature morte.

Рыба в миске. Фото В. Хруща. Архив В.Рябченко

Мне тогда было совсем мало — лет 9, и мы с мамой были на свидании с Великим (было принято о стОящих вещах рассказывать мне торжественно и относиться благоговейно). А дело в том, что мы пришли не просто в гости к художнику Валентину Хрущу, — мы пришли к нему в тот момент, когда он готовил кефаль. И это был ритуал совершенно неповторимый по красоте и голландскости, по разнообразию скользящих бликов вкупе с морскими ароматами.

Итак, Хрущ открыл нам дверь в белой рубахе, небрежно, но галантно пригласил жестом. На огромном деревянном столе веранды в центре красивого фарфорового блюда лежали рыбины таких оттенков, что помню, у меня даже тогда немного закружилась голова и кажется подкосились ноги.

В. Хрущ, «Рыбки», 2000 г., б/см.т., 20,3 х 29,6, Б/см.т. Одесса, Галерея NT-Art

Это был не просто свежий перламутр, это был перламутр словно бы усиленный сверкающей пылью и какими-то сумасшедшими неоновыми оттенками, которые переливались через невидимые грани, как драгоценные камни. Кефаль к тому же обладала очень изысканной, законченной формой тела. В кефали как в явлении природы, было и правда чудесное слияние красоты очертаний скульптурного рода и какая-то непередаваемая феерия по цвету. Помню что после долгого молчания, не вслушиваясь в разговоры взрослых, я наконец спросила, как можно готовить такое слишком красивое нечто.

Хрущ, усмехаясь, ответил что-то вроде, мол, он таким образом накажет рыбку за ее исключительную внешность.

Работа Валентина Хруща - «Сычавка»Потому что нельзя, потому что нельзяяяя, потому что нельзя быть на свете КРАСИВОЙ ТАКОЙ.

P. S. Запеченная кефаль на вкус была не хуже, чем с виду. Взрослые еще и пили вино из фужеров из старинного стекла со Староконки. А мы с сыном Валентина, Димой, играли во дворе в какие-то, как помню, смешные и увлекательные игры — в смерть и загробный мир.

P. P. S. Кто знает, — может я никогда не постигну столь глубоко красоту дохлых куропаток и прочей дичи, а также вмешательство английской красной в куски баранины на полотнах голландцев — но уж красоту черноморских рыбок я чувствую, вижу и понимаю издалека, и на репродукции, и наяву, и во сне…

Юлия ЖАРКОВА

Дымок души

"Софора". Фото Ю.ЖарковойЭтот термин придумала не я, а Владимир Набоков, но мне он показался точным определением того неуловимого, что вот даже сейчас так трудно мне сказать — а сказать очень хочется…

Ну это некий особо густой, тонкоблагоуханный воздух возле людей или в особо красивых местах. Или вокруг особо странных красивых предметов. Например, гуляешь после заката в осеннем парке бесцельно и все вместе сливается в практически нетранслируемое переживание красоты визуальной, обонятельной и этот нежных хруст засохших лиственных хребтов — но есть ещё нечто, и порой тебе везёт и есть некто вроде проводника, сталкера в этот экстатически прекрасный мир. С таким проводником хорошо не только обсудить происходящее, но и помолчать…

Одним из таких проводников был Валентин Хрущ, а его дымок был и физическим весьма — он курил трубку и она была частью его сути. То что он мог говорить гуляя с кем-то по улицам, паркам или у моря — было неким продолжением зримых и по-всякому ощущаемых образов. Почему-то мне кажется в этом всем большое смирение: то есть умение не мешать пространству взаимодействовать с тобой.

Коллаж Леси ЛучкоНо я эту тему продолжу, а пока что немного отвлекусь и расскажу про молодую художницу, Лесю Лучко, которая к тому же художник-постановщик спектакля «Коняги». Мы встретились в сентябре на закате у моря и цвет воды был бледно-розовым, с теплым сиреневым оттенком, а ветки софоры в контражуре превращали отдельно взятый ракурс в каллиграфический рисунок на шелке. Потом мы шли босиком по остывающему асфальту и вглядывались в румяное темнеющее небо, временами темно-золотое между зелеными еще листьями тополей. Леся уехала в Каменец-Подольский, в Одессе долго стояло замершее лето. Когда наступили холода и Леся выложила в интернете фото работ и просто происходящего вокруг, я снова уловила дымок души.

На сей раз это нечто совершенно иное — что меня и вдохновило. Я не могу удержаться и делюсь этими драгоценностями. Мне очень жаль что Валентин Хрущ не может сегодня сказать о своих сокровенных чувствах, которые он бы испытал, разглядывая творчество Леси. Но я полагаю, что он счастлив что мы обладаем такой возможностью на данный момент.

Юлия ЖАРКОВА